пятница, 21 октября 2011 г.

Не обычное интервью Рамзана Кадырова газете Комсомольская Правда.

Глава Чеченской республики отказался от официального интервью с корреспондентом «Комсомолки». Но зато согласился «просто поговорить» в неформальной обстановке

Александр ГАМОВ, Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА
Вот что из этого вышло...



...Все, я сейчас не даю интервью. Никому не давал. Вот приехали вы, Альви (Альви Каримов, пресс-секретарь главы Чеченской республики. - А.Г.)  говорит: приехал наш брат. Я говорю: «Для него я найду время встретиться». Сейчас есть десятки журналистов из других государств, которые хотят брать интервью, они письма пишут, что хотят. Я ни с кем не разговариваю. У меня очень мало времени.




- А почему вы вдруг так резко от интервью отказались? Просвещать же надо народ, как у вас тут...

- Пусть приезжают, с народом общаются. И пишут, как народ живет. А не про Рамзана Кадырова. Когда ты стараешься себя показать, это очень плохо. Если руководитель региона хочет, чтобы его больше показывали, больше про него писали, наоборот, от этого отвращение бывает. Особенно, если так пишут...

- А как?

- Я вот «Комсомольскую правду» читаю, смотрю, что на этот раз мой друг Гамов про меня говорит.

- Вы же только что сказали: «брат».

- Сейчас я боюсь говорить «брат», после того, что вы написали обо мне.

- А что я написал?

- Вот распечатка с вашего сайта kp.ru: «Голливудская звезда Хилари Суонк сказала: «Салам алейкум». Правильно сказала на нашем празднике День города. «И пообещала устроить в Грозном премьеру своего нового фильма». Хорошо. «И еще заметила, что люди в Грозном выглядят красивее, чем в Нью-Йорке». Здесь она права. «После этого отправилась целоваться с Кадыровым». А вот это - неправда!

- Но не Кадыров же отправился, а она! И там не написано, что вы прямо целовались. Она... хотела. Мне так показалось.




ТОЛЬКО У НАС: Интервью с Рамзаном Кадыровым



- А-а, хотела? Вы юрист хороший, поэтому не даете нам докопаться до вас. (смеется) Сейчас, после Дня города, который был еще 5 октября, долго будут писать про нас, что вот куда уходят российские налоги: на салют, на голливудских актеров... Ни одной копейки мы не тратили, это всё они организовали сами – инвестор, строительные компании, наши друзья. Я ни рубля не дал ни за одного артиста, актера, ни за салют, - вообще... Я создал возможность, чтобы они провели это мероприятие. Единственное, МВД обеспечило безопасность. И наши министры, главы районов встречали, провожали гостей. И всё.

- Так объясните все это СМИ.

- Когда я отцу говорил: надо с ними работать, со СМИ, не работаешь ты. Отец всегда говорил: придут времена, сами всё поймут. Не пришло, значит, время. Придет время, - если мы будем служить правильно, правдиво, для народа, для региона, для государства, - то это само случится. Поэтому работать со СМИ...

- Я много интервью с вами подготовил, и ни разу не слышал: напиши про меня хорошо.

- Я - никогда. (смеется) Но все равно не будет для вас сейчас интервью!

- Давайте тогда просто поговорим.

- Просто? Давайте...

«У нас осталось от 47 до 57 бандитов»

- Да... Тогда вопросы - не для интервью. Я всё читаю, что пишут про Кадырова. Смотрю, вас в последнее время и Дмитрий Медведев, и Владимир Путин так хвалят! Это такая политика федерального центра, что ли -  подхваливать главу Чеченской Республики? Или вы действительно такой хороший?

- Могут хвалить авансом, чтобы я знал, почему они так говорят, чтобы я больше старался сделать для республики.

- Они предупреждают вас, что это аванс?

- На совещаниях, когда у нас бывают заседания разные, они не хвалят меня, наоборот, жестко дают поручения.

- И вам тоже?

- А кто я такой? Я тоже член команды, глава субъекта. Меня больше заставляют работать, чем других. Чтобы делал все возможное и невозможное для региона, для народа.

- И еще я вот заметил по публикациям, по откликам к ним на сайте - а мы ничего не фильтруем - что по отношению к Рамзану Кадырову, к Чечне меняется настроение, нет той лютой злости, что прежде была, а больше - взвешенности. Ну, ругают, правда: зачем помогаете Кадырову?  

- Кому кто помогает?

- Федеральный центр - вам. До 2025 года на развитие Северного Кавказа в целом планируют направить 5,5 триллиона рублей.

- Помогают... И мы очень благодарны федеральному центру. Лишь бы не получилось так, как раньше было. На восстановление, развитие республики было запланировано выделить 100 с чем-то миллиардов, из них 35 процентов секвестировали. Потом опять 15 процентов секвестировали. Придумали всякие такие слова...

А ведь у нас разрушена вся инфраструктура, вся экономика, сельское хозяйство, промышленность. Люди, которые потеряли жилье, до сих пор не могут получить компенсацию - нам на это дело задолжали три миллиарда с копейками.

Мы мало получаем, чем любой регион. Сначала надо восстановить республику, запустить систему, чтобы поставить на ноги экономику. После этого надо говорить, что для Чеченской Республики выделяют большие средства.

- Так что же - сидеть сложа руки?

- А мы и не сидим и руки не сложили. Мы заставляем пахать себя для народа, для республики, для государства в целом. И ударно осваиваем деньги, которые нам выделяют. За четыре с лишним года построили и восстановили больше 2 500 объектов на миллиарды рублей. Сдали более 230 жилых домов - почти 900 тысяч квадратных метров жилья, миллион скоро будет. Это только по федеральной целевой программе. Еще 55 поликлиник и больниц, в том числе республиканская клиническая на 600 мест, почти 100 школ.

А видели - по Грозному «Семерки» бегают?


Поговорив по душам, спецкор «КП» Александр Гамов и глава Чечни Рамзан Кадыров задумались: как отрезвить Россию?
Поговорив по душам, спецкор «КП» Александр Гамов и глава Чечни Рамзан Кадыров задумались: как отрезвить Россию? Смотрите фотогалерею.

- И по Гудермесу, и по Аргуну.

- Это наши. Это в Аргуне их и делают, там такая линия налажена. С 2008-го уже выпущено 1460 автомобилей. Правда, теперь мы работу там временно остановили - «АвтоВАЗ» помогает нам с новым оборудованием, процентов 80 его уже пришло, монтируем. Будем выпускать Ладу «Приора». 50 тысяч автомобилей в год - такая проектная мощность. А до конца этого года мы планируем собрать 400 - 500 Лада «Приора». План на 2012 год -  не менее 4 тысяч автомобилей. А главное - мы получим до 350 новых рабочих мест.

- А как с нефтеперерабатывающим заводом в Чечне - будут его строить, не будут?

- Будут, конечно. И мы надеемся, что уже в декабре вопрос о его строительстве будет решен. Мы сейчас добиваемся. Мощность завода -  один миллион тонн переработанной нефти в год. Его примерно четыре года будут строить. А это - тоже новые рабочие места. Здесь будет занято до двух тысяч строителей. Когда откроют, там появится от 800 до 1000 постоянных рабочих мест.

У нас и на селе все больше людей, как говорят, с засученными рукавами. Вот справка: теперь посевная площадь в республике - 195,9 тысячи гектаров, там под озимые - больше 86 тысяч га, под яровые - почти 100 тысяч...

- Как-то непривычно от вас это слышать.

- А что? В этом году мы убрали около 80 тысяч гектаров, собрали почти 187 тысяч тонн зерна, в полтора раза больше, чем в прошлом году.

- А урожайность как?

- Говорят, 23 с половиной центнера с гектара.

- Неплохо... Знаете, о чем я мечтаю? Чтобы вот включил телевизор, а из Чечни - только такие «боевые» сводки: про намолоты да трудовые рапорты нефтяников...

- Будет!

- Когда я этого дождусь? Почему до сих пор так бывает, что и в Чечне, и в Дагестане, и в Кабардино-Балкарии взрывают, стреляют? Что нужно делать? Все считают, что вы навели порядок в Чеченской республике. Почему вы не научите других глав республик, или не поможете, или не расскажете все отгадки федеральному центру?

- Я нового ничего не могу сказать. Кроме того, что с терроризмом надо бороться не только оружием. Надо создавать рабочие места.

А то, что сводки с Кавказа - про терроризм… Мы днем и ночью наводим порядок. С хулиганством на улице совсем уже покончили. У нас большинство машин бывает открытыми. Можешь поехать в центр Грозного – стоят автомобили, открыты двери, окна.

- Я убедился: оставил сумку на заднем сиденье, отлучился минут на 40 - а ее почему-то не украли.

- А в других регионах не бывает такого. Оставил даже закрытую машину чуть подальше от общества – всё, забирают ее. А терроризм – ерунда, мы сейчас закончим с ними.

- Вы всё говорите: закончим, закончим…

- Мы и заканчиваем. Посчитайте, сколько у нас было боевиков.

- Сотни.

- Тысячи у нас были. А сейчас посчитай.

- А как я посчитаю?

- У нас осталось от 47 до 57 бандитов.

- Что же их не переловите?

- Как их переловить? Как будто у нас такой микроскоп есть, чтобы всех сразу увидеть. Мы ищем, проводим мероприятия. Они бегают, ничем не занимаются. Если у них была бы сила, они что-нибудь натворили бы. Но нет у них силы и возможности. Значит, мы контролируем ситуацию.

И уже никогда такого не будет, чтобы из Чеченской Республики отправлялись гробы, как это было в 1994-м или 1995-м, в 1999-м или 2000-м. Я заявляю это уверенно.

«Хочу быть командиром полка»

- Скажите, правильно сейчас разобрались Медведев и Путин, кто пойдет в премьеры, а кто - в президенты?

- Они показали, что не имеет значения должность, если человек хочет служить народу, государству. Это нам большой урок и пример.

- Может так случиться, что и Рамзан Кадыров пойдет «на рокировку»?

- Может. Но снова в председатели правительства не пошел бы. Это очень хлопотно.

- А вы бы кем пошли?

- Если меня спросить, я пошел бы домой. (смеется.) Это я не просто слова говорю. Я молодой, еще жизни не видел. Дома не бываю практически, нет времени. Уходят годы - быстро-быстро-быстро! Поэтому больше хочется погулять, посмотреть, свободно утром просыпаться, вечером засыпать.

А если домой - нет, нельзя, то моя работа - это командиром быть.

- Командиром чего?

- Полка, батальона.

- Но вы же генерал-майор.

- Ну и что? Генерал Александр Отраковский был у нас командиром полка морской пехоты. В начале второй кампании он заходил через Дагестан.

- А вы так и не пошили себе генеральскую форму?

- Почему? Пошил. Просто не ношу ее. Так, надевал, чтобы сфотографироваться.

- И когда вы можете поменять свою должность?

- Не знаю... Пока ситуация, система сегодняшняя не готова. Как я начинаю об этом говорить, обсуждать в узком кругу, а мне - сразу: «Что, ты хочешь, чтобы все обрушилось?» Еще не готова команда. Но придет день, и я это сделаю.

У Кадырова звонит мобильник. Он секунд 40 говорит по телефону по-чеченски.

- Жена звонит, спрашивает: как ты, может, сегодня можно отдохнуть чуть-чуть?

- А вы что?

- Говорю ей: я сейчас на работе, чуть-чуть позже перезвоню. Она спрашивает, как мое состояние?

- А что такое?

- У меня вчера температура была.

- Высокая?

- Да нет, нормальная. (смеется) Наверное, перенапрягся малость, переволновался.

- Вы с отцом часто советуетесь в мыслях?

- Очень. Мне кажется, как будто он всегда рядом. Как будто он каждый мой шаг видит, наблюдает. Будто он, если я что-то не так сделаю, на меня будет ругаться за это. Я думал, пройдут годы, будет успех - легче станет. Чем больше успеха, тем больше не хватает его.

Редко я вижу его во сне. В последний раз было - мы где-то в Гудермесе, в хорошем месте сидим. Он такой красивый, в белой форме. Я думал, что он вышел на работу. Я говорю: «Хорошо, что вышли на работу, как я устал». Он говорит: «Нет, я не вышел на работу». Я говорю: «Сказали, чтобы забрать у меня эту работу. Заберите». Он говорит: «Нет, это твоя система, молодая команда». Вот такой диалог у нас с ним был. «Ты работай, - говорит, - а я буду наблюдать». Хочется, чтобы хотя бы во сне похвалил.

- Не хвалит?

- Если он сказал, что у нас есть система нормальная, рабочая, это значит, мы на правильном пути.

Почему мало рыжих русских?

- Я раньше писал, что в Наурский район русские возвращаются. Все равно смотрю – мало русских. Смотрю – рыженький мальчик или беленький. «Ты русский?» – «Нет, чеченец».

- Чеченец чистый должен быть рыжий.

- Почему в Чечне мало рыжих русских?

- Мы всем создаем все условия, равные. У нас живут русские, турки, нагайцы, татары, кумыки, аварцы, казахи... В Гудермесе очень много молодежи, в том числе и русской. Бывший начальник милиции - русский - с семьей приехал, работает в администрации. А ЖКХ там возглавляет русская девушка. Недавно я назначил заместителем руководителя администрации главы республики и председателя правительства русского парня. Глава Наурского района – русский.

Вот мы когда День города проводили, у нас очень много из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Ставрополья молодежи приехало разных национальностей. Не было ни одного человека поссорившегося даже. И до сих пор они ходят по Грозному. Это нормальная жизнь, это и есть жизнь, мне кажется.

Да, мы стараемся так жить, так налаживать отношения, как жили наши предки: что русские - братья. Но я бы все же не делал упор только именно на русских. Россия - страна интернациональная.

- А я бы сделал. Все-таки отток именно русских из Чечни был большой.

- Да, пока мало делается, чтобы был приток. Но специально, «насильно» людей нельзя возвращать. У них должен быть свободный выбор. Надо нам всем вместе создавать рабочие места. У них нет жилья сейчас, чтобы приехать домой. Поэтому взяли деньги - компенсацию за разрушенные дома, и уехали. И обустроились в Ростовской области, Саратовской, Астраханской, в Ставропольской крае, в Москве. Они живут там десятилетиями. Оттуда вырваться, приехать в республику – сложно, не хотят они. Там у них родились дети, там в школы ходят, в детсады. Как им сказать, чтобы приезжали домой? Но специалисты возвращаются, мы создаем для них все условия.

- А можно вам совет дать?

- Давай.

- Вот мы с фотокором Веленгуриным сами непьющие. Но заметили, что водка у вас продается только с 8 утра и до 10 утра же. Это же безобразие! Может, потому русские сюда и не едут?

- Или вы шутите, или это глупый вопрос. Я ни на секунду не нарушил закон, разрешив продавать водку только два часа в день. Какое же это безобразие? Если бы можно было, я бы еще минут на 10 сократил продажу. Мы что, ждем русских, чтобы только пили, да? Работать!

- Так не успеют же затариться!

- Нет, они могут себе взять с 8 до 10, приехать домой и пить, сколько хотят.

- А не хватит? Надо гонца в магазин, а там…

- Много надо купить. Сетку загрузи. (смеется.) А если серьезно... Сколько у нас погибает по линии алкоголизма?

- Много.

- Больше - на 100, 200, 300 процентов, чем по линии терроризма. Вот где здоровый опыт жизни нужен! Мы должны этим заниматься в первую очередь. Я не хочу так судить, что в России поголовное пьянство. Но алкоголизм убивает население, это болезнь России. Как это можно всю жизнь пить? Ну, можно выпить чуть-чуть. А у алкоголика - у него ни семьи, ни родины, ни государства, он - обуза. Напился, зашел, избил жену, детей, выгнал семью к чертовой матери и сидит пьяный, не контролирует себя.  Отец, муж... Или сел за руль пьяный – умер сам, убил людей. Какая разница между террористом и пьяным водителем? Абсолютно нет.  Мы должны радоваться, что мало продают водку. Если бы налог не получали от этого, давно бы запретили. Просто большие деньги получают. Госдума давно бы приняла закон, если бы за этим не стояли сильные люди.

Я бы вообще запретил продавать водку.

- Вы же никогда не выпивали, да?

- Не знаю вкус даже.

- Если ваш опыт захотят распространить по России, чтобы два часа всего водку продавать… Куда русским-то людям тогда деться? Нет, мы не будем просто про это печатать.

- Печатайте-печатайте! Никуда русские не денутся. Ограничить водку - это хорошо. Это самое правильное решение.

- А Медведев и Путин с вами, случайно, на этот счет пока еще не советуются?

- Давать советы им не имею права. У них есть свои советчики. Нет! Как они могут советоваться? Они дают мне поручения, а я выполняю.

- Вы все аккуратно выполняете?

- Все поставленные задачи. Или я умру, или я выполню.

- Скоро в России выборы - и парламентские, и президентские. Помнится, когда в октябре 2008-го у вас были выборы парламента республики, вы говорили, что явка составит не менее ста, а то и больше процентов.

- Как такое может быть?

- Но это же вы так сказали!

- Это я условно сказал тогда. Я имею право так образно говорить, потому что знаю, что население сегодня по статистике за нас.

- За вас – это за кого?

- За сегодняшнюю систему: вот федеральный центр, вот местная власть, вот партия «Единая Россия». Ежемесячно я получаю справку, что нужно для народа, какие у нас направления хорошие или отстают. Я работаю с населением. Поэтому у нас 96-98 процентов всегда за нас.

* * *

- Вы сколько часов в сутки работаете?

- Не считал. Хотите, посчитаем вместе.

- Ну, примерно.

- Я вчера, нет, уже сегодня утром в 7 часов лег спать, и через 2 часа встал и начал принимать людей, провожать гостей, проводить совещания, ездить по объектам...

- Сейчас хочется спать?

- Спать мне хочется, но надо дальше ехать... Поэтому - никакого интервью! (смеется)


Жизнь в Грозном (на снимке) и его окрестностях, похоже, налаживается. Но проблем еще очень много...
Жизнь в Грозном (на снимке) и его окрестностях, похоже, налаживается. Но проблем еще очень много... Смотрите фотогалерею.

ЧТО ЕЩЕ СКАЗАЛ ГЛАВА РЕСПУБЛИКИ

О девушках с цветными волосами

- То ли отношение Рамзана Кадырова к этому вопросу изменилось, то ли девушки чеченские стали непослушные... Но я обратил внимание, ходят – юбки выше колен, декольте. Вы разрешили теперь?

- Я и не запрещал им. Никогда в жизни, ни одной женщине. Я не имею права это сделать. Могу только у себя дома диктовать. А на территории республики - посоветовать, пропагандировать, что это плохо, это хорошо.

- Но это хорошо же - у женщин видны красивые ноги, плечи...

- Для меня нехорошо. Я знаю, что они из-за своей формы одежды попадут в ад.

- Ну, прямо так уж сразу...

- Ну, не из-за формы, а если будет развратность. У меня душа из-за этого болит...

У нас есть русские девушки, которые ходят в джинсах, майках, приезжих бывает очень много. Чеченки, вы же видели, вот такие юбки, декольте, цветные волосы. Это тоже у нас есть. Что делать, мы -  субъект Российской Федерации...

Это плохо разве - надеть костюм, красивую юбку или платье нормальное. А футболка просвечивающаяся, спортивная форма должны быть в спорте. На вечеринке должна быть вечерняя форма, в клубе – клубная, на работе – рабочая. Поэтому я сказал, чтобы они разделили – то ли они в баню пришли, то ли на работу в министерство или в ведомство. А это раздули, начали...

- Но русские-то девушки не попадут в ад?

- Нет, у них своя религия, поэтому я не имею права даже говорить им про форму одежды. Я знаю, что когда ходят в церковь, надевают платки, закрывают декольте. Бог везде есть...

О кровной мести

- У нас в республике сейчас нет объявленной кровной мести - все это закончилось. 448 враждующих сторон было. Это целые тейпы. Самые застарелые конфликты насчитывали и 105, и 106 даже лет. Мы сейчас всех помирили.

- Как вам это удалось?

- Собрали их всех - кровников (кровник у кавказских народов — человек, находящийся в отношениях кровной мести с другим родом, семьей, - А.Г.) в мечети, с помощью наших религиозных деятелей, уважаемых людей помирили, поблагодарили всех... Я тоже туда ездил, тех, с которыми невозможно было договориться, просил ради Аллаха, ради нашего чеченского народа, чтобы прощали друг друга. У нас в республике кровной мести нет, хвала Аллаху.

- А вы своих кровников простили? Тех, кто вашего отца убил...

- И я всех своих простил. Из тех, кто сейчас жив, у меня нет ни к одному человеку претензий.

О «хитрых» чеченцах

- Когда мои друзья в Москве узнали, что я собираюсь к вам, они говорят: «Ты же хорошо знаешь Рамзана, спроси у него, не обманут ли чеченцы нас, когда окончательно восстановят республику, не уйдут ли из России, не начнут ли снова с нами воевать?» Чеченцы же с хитрецой, сами знаете...

- Чеченцы – самый правильный народ!

- Не обманете?

- Никогда в жизни чеченец, если дает слово, не обманет. Кто это говорит, кто так спрашивает, тот нас не знает. Десятилетиями нас преподносили российскому обществу как бандитов. Но наши люди здесь тоже погибали, они тоже дорого заплатили за сегодняшний мир. Сейчас общество видит, что мы - труженики. Мы стараемся, чтобы наши граждане, чеченцы, которые живут в других субъектах, за пределами, не нарушали закон, обычаи, традиции того народа, который там проживает в российских городах, селах. Мы все делаем для этого. Я никогда в жизни не допустил подлость в отношении врага. А в отношении друга, брата - тем более. Меня мой отец никогда не простил бы, если бы я допустил. Меня не так учили. В войне, которая была, я потерял много родных, близких, друзей. И этого больше не надо.  Поэтому мы защищали и защищаем Россию. И будем защищать.

ВОПРОСЫ НА ЗАСЫПКУ

...И снова о портретах Кадырова

- А что же все-таки делать с вашими портретами, что на улицах Грозного и других городов?

- Что поделать? У нас до Кадырова были другие начальники, были и хорошие экономисты, финансисты, строители. За годы их управления ничего не смогли. А Кадыров все выделяемые деньги контролирует до пункта назначения, и плюс находит инвесторов, плюс находит строителей, плюс заставляет команду работать днем и ночью. Поэтому люди говорят «спасибо». Было бы плохо, если они бы написали: «Будь проклят Кадыров». Человек хочет, чтобы висел у него портрет Кадырова. Хорошо, что он не хочет, чтобы висел у него портрет Умарова. (Доку Умаров - лидер чеченского дандподполья. - А.Г.) Значит, Кадыров с народом. Власть и общество должны быть вместе.

- Там один Кадыров. Там портрет общества не висит.

- Это общество повесило. Я один Кадыров. Общество – миллионное население. Поэтому они меня повесили туда. Не так повесили, а портрет.

- То есть вы не можете это побороть?

- Сейчас убираем. Когда много фотографий повесили… Как бывает? Вот Кадыров поздравляет молодежь. Цитаты мои и фотографии Кадырова с молодежью. Кадыров поздравляет город Грозный. Кадыров поздравил учителей. Бывают моменты, повесили, через 20 минут сняли.

- Не может быть!

- Бывает такое. Если я говорю: снимите, - они говорят: ну, пусть, не все смотрят телевизор, читают газеты. Пусть знают, чтобы прочитали, знали, что есть у нас такие дни.

- Когда вы портреты убираете, то куда складываете?

- Я не убираю. Я откуда знаю? Я не контролирую. Сейчас задам вопрос, куда они бросают...

КСТАТИ

...А как быть с женами?

- Рамзан Ахматович, в свое время вы сильно боролись против того, чтобы в Чечне невест воровали.

- Невест не воруют у нас уже.

- Это же хороший, красивый обычай! А вы свою жену Медни разве не воровали?

- Нет.

- Она сама согласилась, да?

- Мы отправили наших уважаемых людей к родственникам Медни. Они поехали, попросили. Там же провели религиозный обряд, отдали калым и привезли жену.

- Мы же, русские мужья, подкаблучники.  Как с женами быть вообще?

В.Веленгурин, фотокор «КП»:

- Нет, не все подкаблучники!

- Мы уважаем жен, но не подкаблучники. Жену надо любить, дарить любовь. И она должна знать, кто хозяин дома.

- Лезгинку, что ли, с женами надо плясать? 5 октября, в ваш день рождения, я первый раз видел, как Рамзан Кадыров танцует со своей супругой. Очень классно!

- Это не мне она подарила танец. Она танцевала танец, посвященный Дню города. Где мы с ней находимся, я всегда танцую. Я очень люблю ее. Мне очень нравится с ней танцевать. Мы с ней танцуем почти 15 лет.

- А как она восприняла то, что вы через нашу газету однажды объяснялись ей в любви? (См. «Благодаря «Комсомолке» Кадыров публично признался жене в любви», «КП», 8.03. с.г.)

- Я не объяснялся. Вы, Гамов, всегда задаете мне такие провокационные вопросы, я отвечаю вам. Я женился с чистой любовью, с уважением в семье, я очень уважаю, ценю наши отношения. Она мать моих семерых детей. И воспитывает их она. Дети учат русский язык, английский, арабский. У нас был конкурс на лучшее чтение Корана, там участвовали две моих дочери. Одна заняла первое место, другая получила гран-при.

Комсомольская правда

Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"


Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"



Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"
Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"



Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"


Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"

Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"

Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"

Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"

Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"



Рамзан Кадыров дал интервью "Комсомолке"

Комментариев нет:

счетчик посетителей сайта
myspace.comdatingdirect
Besucherzahler www.girlsdateforfree
счетчик для сайта