воскресенье, 21 декабря 2008 г.

Мухаджирство или переселение вайнахов на Ближний Восток


Переселение в Турцию в 1865 году


В мае 1860 года в своем письме императору Барятинский писал: «…потребуется во что бы то ни стало добиться согласия Турецкого правительства на открытие нам трех пунктов на границе, чтобы туда направлять группы переселенцев…».

По мысли Барятинского, которую он высказал в своей переписке с военным министром Д. Милютиным, к этому делу можно было привлечь и бывшего имама Шамиля. В своем письме от 24 октября 1861 года он писал так: «…можно бы извлечь из него пользу относительно поощрения Кавказского переселения… Он непременно сумеет привлечь к себе большое переселение. Исполнение этой мысли имело бы тройную или четверную цель: во-первых, избавить Кавказское плоскогорье от населения всегда враждебного и открыть этим самым прекрасные и плодородные места для нашего казачьего поселения…».

Еще до получения в Тбилиси повеления по чеченскому вопросу князь Михаил Николаевич поручил генерал-майору Кундухову, бывшему в 1864 году в Стамбуле, вступить в переговоры с турецким правительством относительно того, каким образом могла бы быть осуществлена идея о переселении в Турцию части чеченского и ингушского народов. По возвращении из Стамбула Кундухов объявил, что турецкое правительство согласно принять 5 тысяч чеченских семейств и предполагает расселить их на пространстве от Саганлугского хребта, через Топрак-Кале, до озера Ван.

Размещение враждебного России населения на территории, примыкавшей к границам империи, вызвало недовольство русского правительства, а потому послу в Стамбуле было поручено договориться о поселении мигрантов в более далеких областях.

После долгих переговоров министр иностранных дел Турции Али-паша согласился на поселение чеченцев в Алеппо. Относительно маршрута переселения было решено, что он будет производиться сухопутным путём, через Ахалцихе, и притом не всем скопом, а небольшими партиями.

Для этого начальник Терской области М. Т. Лорис-Меликов вызвал во Владикавказ Кундухова и предложил ему приступить к агитации чеченцев и ингушей на переселение. Кундухов охотно согласился, но при этом заявил, что в случае неудачи он должен будет объявить чеченцам, что и сам с семьей едет в Турцию. Выставил он и ещё одно требование – чтобы правительство, в случае его переезда, купило отведенные ему земли – 2800 десятин и выстроенный дом в Осетинском округе за 45 тыс. руб. серебром, а также выдало ему сверх того 10 тыс. руб. на расходы. Условия эти были приняты.

Помимо Кундухова, главными зачинщиками этой провокационной затеи явились наиб Малой Чечни Саибдулла и карабулакский старшина Алико Цугов, присягнувшие на Коране, что уйдут в Турцию, если только сам Кундухов покажет собою пример. Правда, Цугов вскоре умер, так и не дождавшись переселения, но успел склонить к выселению значительную часть своего народа.

Когда все вопросы между Россией и Турцией были решены, терскому начальству были переданы следующие постановления:

а) «переселить всех карабулаков численностью до 1500 семейств, которые всегда слыли за отъявленных разбойников и которые при том, будучи стесненные поселением на их землях 2-го Владикавказского казачьего полка, почти не имели других средств к существованию кроме хищничества»;

б) «переселить из других частей Чечни всех чеченцев, которые отличались особенною враждебностью к русским и закоренелым фанатизмом, – каковых набралось более 3500 семейств».

Карабулаки все изъявили желание уйти в Турцию; в Чечне же желание изъявили 3502 семьи. Всего набралось 22491 человек, что составляло 20% от всего населения.

Переселенцам было разрешено забрать с собой все свое имущество, скот и продовольствие, для чего им были выделены подводы. По пути следования в российских пределах было дано распоряжение выделять мигрантам бесплатно дрова, пастбища и сено.

Отправляли переселенцев небольшими партиями по 150 семейств в каждой. Сборным пунктом для мухаджиров был назначен Владикавказ, откуда 28 мая 1865 года вышла первая партия переселенцев и 17 июня перешла границу. Последняя группа из 28 назначенных партий вышла 16 августа. Через Мцхету, Боржоми и Ахалкалаки она достигла Турции 11 сентября.

В Турции, в районе Эрзерума и Муша, в непосредственной близи от границ с Россией, все эти партии скопились в огромный стан. Оставшись в открытом поле на целых два месяца, переселенцы стали страдать от наступивших холодов, к тому же у многих заканчивались запасы провианта. Под давлением всех этих причин некоторые семейства решили вернуться на родину и направились в сторону Александрополя.

Наконец, после длительного бездействия, турецкие власти решили отправить переселенцев в заранее оговоренные места в Диабекир. Однако мухаджиры отказались безоглядно следовать в места назначения, без предварительного осмотра этих земель старшинами. Старшины, доехав до Чубекчура, вернулись и объявили, что земля плохая и малопригодная для земледелия. Тогда переселенцы отказались покинуть Муш и Эрзерум и, доведенные до отчаяния холодом и голодом, бросились разорять окрестные армянские селения.

В довершение всего чеченцы решили атаковать и сам Муш, и только благодаря распорядительности местного военного руководителя удалось избежать сражения.

7 октября эрзерумские власти получили приказ силой водворить большую часть переселенцев в Диабекир, а остальных расположить на зимовку в Ване, Муше, Эрзингиане, Бейбурте, Эрзеруме и Чилдыре.

Между тем 17 октября на российскую границу в районе Арапачая прибыло 200 человек мухаджиров с просьбой о пропуске их обратно на любых условиях. Вскоре число прибывших к границе возросло до 2600 человек. Русское начальство отказалось принять обратно переселенцев и усилило пограничный надзор.

По-своему решили эту проблему и турецкие власти. Они двинули к границе войска и пушечным огнем заставили мухаджиров покинуть пограничный район и под конвоем турецких войск отправиться к Карсу. Одновременно было принято решение о разоружении переселенцев. В Эрзеруме и Хасан-Кале оружие было сдано без сопротивления; но обезоруживание карабулаков в Муше произошло только после небольшого сражения, в котором были жертвы с обеих сторон.

Весной 1866 года Россия возобновила свои требования к Турции об удалении от своих границ переселенцев, которых турецкие власти намеревались оставить в Ване. Только в конце лета 1867 года вся масса мухаджиров была переброшена в Диабекир.

Большинство чеченцев, 13648 человек, были поселены вдоль границы Курдистана и Месопотамии, южнее г. Мардина, по истокам Западного Хабура. Центром этой диаспоры стали развалины Рас-эль-Аина. Вторая партия, 7196 человек, была поселена в горах Яйлах Сивашского пашалыка. 621 человек отправлен в Бига, 300 человек в Альбистан близ Хозандага, и 15 семейств, численностью 155 человек, преимущественно вдов и сирот, поселены в Карском пашалыке.

Вкусив досыта турецкого гостеприимства и поняв, что они стали жертвой чудовищной провокации, многие из чеченских и карабулакских семейств решают вернуться на Кавказ любыми путями. Большие партии мухаджиров стали появляться на российской границе и добиваться своего возвращения на родину. Обращаясь к русскому начальству, они заявили, что согласны поселиться где угодно, даже во внутренних областях России. Однако, несмотря на бедственное положение просителей, русские власти категорически отказали всем.

(Продолжение в следующем номере)

Индарби Бызов

Комментариев нет:

счетчик посетителей сайта
myspace.comdatingdirect
Besucherzahler www.girlsdateforfree
счетчик для сайта