четверг, 18 апреля 2013 г.

Суд над чеченцем Темерхановым, похож на театр...


Обвиняемый в убийстве Юрия Буданова начал давать показания в суде. За два дня допроса Юсуп Темерханов пояснил, что не был знаком ни с Будановым, ни с семьей Эльзы Кунгаевой. Подсудимый заявил, что не совершал убийства, в котором его обвиняют.

В среду Мосгорсуд продолжил рассмотрение дела об убийстве бывшего командира 160-го гвардейского танкового полка Юрия Буданова, в котором обвиняется уроженец Чечни Юсуп Темерханов. На прошлом заседании защита начала допрос подсудимого, который объяснил наличие у него второго паспорта на имя Магомеда Сулейманова — именно под этим именем он изначально проходил по делу.

Темерханов рассказал, что у него был конфликт с неким бывшим сотрудником правоохранительных органов в Чечне и он решил изменить имя, чтобы тот не смог следить за его передвижениями.

Чтобы избежать проблем с регистрацией в столице, подсудимый фиктивно женился на москвичке. С Будановым он знаком не был, как и с семьей Эльзы Кунгаевой, за убийство которой был осужден бывший военнослужащий.

В среду защитник Мурад Мусаев заявил ходатайство об исследовании доказательств и допросе свидетеля, явившегося в суд. Судья Андрей Коротков на это возразил, что прерывать уже начатый допрос нельзя, «никто так подсудимых не допрашивает». Мусаев же настаивал, что защита может представлять доказательства в таком порядке, в каком захочет. «Я отказываюсь давать показания из-за того, что вы ставите жесткие рамки», — взял слово Темерханов. После непродолжительного спора судья разрешил допросить явившегося свидетеля в отсутствие коллегии присяжных.

В зал вошел Владимир Лазарев — таксист, ставший свидетелем похищения Темерханова, произошедшего незадолго до его задержания. Он рассказал, что 19 августа 2011 года подвозил клиента по имени Магомед до гостиницы «Украина». По пути его остановил сотрудник ДПС, а когда он вышел из машины, некие люди, представившиеся сотрудниками отдела по борьбе с преступностью, уложили его на капот. Задав несколько вопросов по поводу пассажира, они потребовали никому не сообщать о произошедшем и отпустили. Клиента в машине уже не было. Лиц оперативников свидетель не запомнил и в полицию обращаться не стал. Он опознал в Темерханове того самого пассажира. Официально же подсудимый был задержан только 26 августа. По словам таксиста, обвиняемый с тех пор не изменился. Стороны слушали свидетеля с малым интересом: свидетель ранее уже допрашивался в суде. Адвокат Мусаев ходатайствовал о допросе Лазарева в присутствии коллегии в части внешности подсудимого на август 2011 года. «А то гособвинители иногда намекают, что Темерханов с тех пор сильно похудел», — объяснил он. Однако судья не разрешил.

Перед продолжением допросом Темерханова был объявлен обеденный перерыв, после которого присяжных сразу пригласили в зал.

— Юсуп, скажи, у тебя в доме хранились чужие вещи? — начал допрос адвокат Мусаев.

— Чужие вещи на момент ареста дома не хранились. Но, когда я уезжал из Москвы, у меня, бывало, оставались люди, — ответил подсудимый.

— В июле — августе у тебя на диване были найдены чужие вещи. Может, кто-то сушил их?

— Нет, чужих вещей не было. Если кто-то сушил, то это было на балконе, где есть специальная сушилка.

Затем Мусаев перечислил предметы одежды, которые были найдены в доме Темерханова.

— На них был найден запах чужого человека. Я еще раз спрошу, были ли чужие вещи?

На этом прокурор Мария Семененко возразила: в экспертизах не сказано, что на этой одежде был найден запах чужого человека, а указывается лишь, что на ней не обнаружено биологических следов. «Обнаружены запаховые следы, которые не происходят от Сулейманова», — процитировал экспертизу Мусаев.

— Кто мог носить эту одежду? — продолжил допрашивать подсудимого Мусаев после спора с Семененко.

— Не имею представления. Мои вещи никто не носил, как и я чужие, — ответил Темерханов.

Затем подсудимый назвал свой рост — 184 см. На этом Мусаев попросил показать подсудимому сканворды, которые были найдены в автомобиле Mitsubishi Lancer, сожженной неподалеку от места убийства Буданова. Экспертиза нашла на них отпечаток ладони Темерханова. Коротков заявил, что нужно допрашивать подсудимого по фактическим обстоятельствам, а не доказательствам, выяснить его позицию по делу.

Мусаев задал Темерханову ряд коротких вопросов: был ли он на месте убийства Буданова, стрелял ли в него, не уезжал ли с места происшествия на автомобиле Mitsubishi Lancer, не сжигал ли затем эту машину. На все вопросы подсудимый ответил отрицательно.

«Вот позиция, мне казалось, это и так очевидно. Можно продолжить, ваша честь?» — сказал Мусаев. Посмотрев на сканворды, Темерханов отметил, что не увлекается их разгадыванием. «Я мог бы объяснить, как там оказалась ладонь, но…» — сказал подсудимый. Прокурор Семененко засмеялась. «Зря смеетесь. Когда меня пытали оперативные сотрудники, было не до смеха», — вспылил Темерханов. Судье не понравилось, что подсудимый упомянул при присяжных о своем похищении, так как это не относится к обвинению по существу. Мусаев заявил, что Темерханова спровоцировала своим смехом Семененко. Между прокурором и защитником, вставших друг напротив друга, завязалась словесная перепалка. Один из оперативных сотрудников тихо смеялся на последней скамье в зале. В результате Коротков потребовал удалить Темерханова с процесса, а Мусаев получил предупреждение. «Вы прокурора удалите за то, что она засмеялась, — возмутился адвокат. — Вы иногда посматривайте и налево, пожалуйста. Не надо хихикать и хахакать, не провоцируйте».

Успокоившись, судья попросил присяжных не учитывать при вынесении вердикта все, что они только что услышали. «Перепалка — не ваш вопрос, уважаемые присяжные», — сказал Коротков. Затем он попросил конвой, который уже надевал наручники на Темерханова, все-таки не уводить его. «Я считаю ненормальным, когда прокурор ведет себя как в подворотне», — сказал напоследок Мусаев, за что получил очередное замечание.



Затем адвокат заявил о допросе специалиста, который может пояснить, какой частью ладони был оставлен отпечаток на сканвордах.

Судья возмутился, что Мусаев поднял этот процессуальный вопрос при присяжных, и потребовал удалить коллегию. «А вы хотите глушить мои доказательства без присяжных, чтобы это оставалось в тайне?» — произнес адвокат. Было решено допросить эксперта в отсутствие коллегии. Мусаев вышел, чтобы пригласить его в зал. Образовалась пауза. В это время корреспондент «Газеты.Ru» улыбнулась своей коллеге, сидевшей рядом. «Пристав, выведите эту девушку из зала, — приказал Коротков. — Нечего тут смеяться, здесь вам не театр». Растерявшийся пристав двинулся к журналистке, которой была адресована улыбка. «Меня?» — удивилась та. «Нет, на этот раз другую девушку», — расплылся в улыбке Коротков, указав на корреспондента «Газеты.Ru». Доводы, что улыбка была в отсутствие присяжных, а смеха никто, кроме судьи, не слышал, его не убедили. Через пару минут пристав потребовал корреспондентское удостоверение, чтобы переписать данные «для безопасности».

После заседания адвокат Мусаев рассказал «Газете.Ru», что, по словам опрошенного специалиста, отпечаток на сканвордах — нижняя часть ладони. «При этом отпечатков пальцев Юсупа нет, которые должны были бы остаться, если бы он разгадывал сканворды при перелистывании страниц», — сказал он. Почерк, который остался на листах, также не принадлежит подсудимому. Допрашивать специалиста при присяжных судья отказался. Коллегии, от которой в коридорах суда приставы отгоняют всех за десять метров, было объявлено, что допрос Темерханова продолжится в понедельник.

1 комментарий:

http://irwi99.livejournal.com/ комментирует...

1. Не слепы, а зависимые двуличные подонки ... - http://irwi99.livejournal.com/841598.html
2. Взрывы Бостона развязали руки путинским палачам. - http://irwi99.livejournal.com/856027.html
3. http://irwi99.livejournal.com/tag/Буданов

счетчик посетителей сайта
myspace.comdatingdirect
Besucherzahler www.girlsdateforfree
счетчик для сайта